• Вход
  • Регистрация

Пресса


Загадочное ночное убийство собаки

Одиночество в космосе

"Загадочное ночное убийство собаки" Марка Хэддона. Режиссер Егор Перегудов, театр «Современник»

Спектакль "Загадочное ночное убийство собаки" - история о мальчике-аутисте и его семье, которая случилась в момент внешнего и внутреннего перелома в его жизни. Последовательно, сцена за сценой, зрители становятся участниками событий, а история перестает быть частной. Повествование ведется от первого лица - от лица Кристофера. Два акта спектакля - это два разных состояния Кристофера.
В первом действии учительница Шивон читает дневника Кристофера. Шивон - единственное доверенное лицо Кристофера, он нехотя разрешает читать книгу только ей, а книга - это вторжение в его мир. Шивон знает, как надо с ним говорить. Она - профессионал. Как и у всех аутистов, у Кристофера нарушен контакт с окружающим миром.
Его идеальное состояние - это одиночество, несмотря на окружающих его людей, он все время одинок, он говорит, что его главная мечта - полететь в космос, где он будет один. Аутисты не смотрят другим людям в глаза, они не любят, когда до них дотрагиваются. Сон Кристофера - все человечество умерло от вируса, которым можно заразиться через контакт глаз. Остались только те, кто никогда не смотрит в глаза людям, – такие, как Кристофер.
Все первое действие мы видим мир главного героя – три стены и дверь (художник Александра Дашевская). Это его пространство - замкнутость в себе. В этих стенах он живет, на них пишет мелом важную информацию. Дверь - общение с окружающим миром, через нее в его мир проникают остальные герои: отец, мать, полицейский и соседи. В дверях появляются картины его жизни: двор, школьный класс, собака, заколотая вилами, полицейский участок. Только Шивон, школьная учительница и друг Кристофера, появляется не в дверях, она - человек, который находится в постоянном контакте с мальчиком, она рядом все время, ей разрешено постоянно находиться в его мире.
Звуки сцен первого действия - это "белый шум", не мелодия, просто звуки, в которых существует главный герой, звуки, которыми он отгораживается от чуждого ему мира, но когда кто-то входит в его мир, звуки исчезают и появляются голоса, что помогает зрителю осознать контрастность двух миров. И только Шивон может говорить, не прерывая его звуков, что опять-таки подтверждает доверие мальчика к ней.
Очень важна игра света и тени. Когда в мир Кристофера вторгаются другие герои, например, отец, сцена залита простым светом, но, когда он погружается в свои мысли, с одного края сцены начинает бить луч, на противоположной стене образуется тень одинокого человека. Тень Кристофера всегда большая, это сильный, самодостаточный человек, живущий в своем мире. В тот момент, когда отец Кристофера осознает, что своей ложью загнал себя в тупик, его тень - это маленький человечек, сжатый в комочек.
Первое действие заканчивается, и стены начинают двигаться и наползают на Кристофера. Его комфортный мир переворачивается с ног на голову, он должен измениться, он больше не может оставаться в своем замкнутом состоянии, потому что он узнал правду о маме, понял, что оставаться с отцом небезопасно. Он выходит из двери, выходит из своего мира.

Второе действие - это путь Кристофера к маме в Лондон, путь обратно и госэкзамен. Мир пугает главного героя, препятствия в виде стен, которые «увозят» со сцены: хаос, сумбур, неясность. Резко меняется темпоритм. Во втором действии очень важны проекции - бегущие вывески, "огни большого города"; сцена становится шумной улицей - пугающий и совершенно не знакомый Кристоферу мир. Но вдруг проекции подчиняются его усилию обратить это все в порядок: представить в виде телешоу и восьмибитной компьютерной игры. Проекции - как отражение происходящего вокруг в сознании Кристофера, они во время всплесков его внутреннего монолога выключаются или превращаются в фон неработающего телевизора, и наступает визуальная тишина, сопровождаемая "белым шумом".
Кристофер проходит уровень за уровнем своей игры, в этом ему помогает Шивон - она напоминает ему правила, он постоянно под ее присмотром. А отец появляется в качестве воображаемого преследователя. Стрельба в него – здесь Кристофер борется со своим страхом. Отец для него - олицетворение дома и спокойствия, которое теперь его уже пугает. И поэтому он стреляет в отца, который говорит: «Вернись домой, у тебя ничего не получится!»
Теперь Кристофер дома у матери. Для него это еще одна зона дискомфорта - он постоянно закрывает двери в комнаты (комнаты обозначаются створками дверей), создавая барьеры, чтобы он мог отгородиться ото всех. Он не может есть и спать, его приезд разрушает мир матери и ее любовника, мистера Ширса, и Кристофер не находит того, ради чего ехал. Кристофер осознает, что нигде в мире, где есть другие люди, ему не будет теперь хорошо. Двери, постоянно открывающиеся и закрывающиеся, - не только для него, но и для всех обитателей квартиры, - это вторжение в личное пространство.
Приехав домой, чтобы сдать госэкзамен, Кристофер обнаруживает, что его мир превратился в белую комнату, по которой мел уже не пишет. Он так устал, что не может думать. Действие доходит до крайней точки: Кристофер не чувствует прежних сил, отцу он не верит, мама не может спокойно с ним общаться. Поэтому когда отец дарит Кристоферу щеночка - это новая ступень отношений: научится снова быть семьей, не бояться друг друга, понимать друг друга.

Нельзя не отметить работу актеров. Полгода актеры «Современника» ходили в специализированный колледж, где учатся “особенные дети”, наблюдали за ними, за их педагогами и родителями, поэтому мы видим образы очень точные, правдоподобные.
Задача для Шамиля Хаматова в роль Кристофера невероятно сложная – по сути, сыграть инопланетянина. Аутисты - замкнутые люди, от этого сложно понять и объяснить их действия и реакции на окружающий мир. И сыграть такого героя - это стать им на спектакль, со специфическим тембром подросткового ломающегося голоса, с непроизвольными движениями рук, с необходимостью не смотреть партнерам и зрителям в глаза. Очень достоверно выглядит реакция героя на вторжение в личное пространство: крик, похожий на рычание зверя, агрессивная физическая реакция, кручение по полу. Тут есть различие того, каким его видят и какой он для себя сам.
Шивон в исполнении Елены Плаксиной находится на сцене примерно четыре пятых всего спектакля, но нет и минуты, когда бы ее присутствие мешало восприятию Кристофера. Очень верна позиция постоянно присутствующего человека, почти ангела-хранителя, но не перетягивающего на себя внимание.
Отец (Сергей Гирин) - мужчина средних лет, простоватый. Он вынужден быть самым сильным в семье, самым терпеливым. На него возложена вся ответственность за Кристофера, и у таких людей часто безумная усталость от ситуации затмевает все хорошее в них, всю любовь к ребенку, появляется вынужденность и безысходность. Тень отца в одной из сцен выдает в нем отчаявшегося и потерявшего веру в собственные силы человека. Спектакль заканчивается его проектом - желанием восстановить доверие сына, а через это восстанавливается и вся жизнь семьи.
Мама, героиня Нелли Уваровой, не выдержала и не смогла научиться жить и общаться с Кристофером, она бросила свою семью. Мама тоже не выглядит вполне здоровой, ее постоянно мучает стыд и невозможность что-то сделать для Кристофера. Ее депрессия связана с ощущением собственной беспомощности, с нежеланием принимать жизнь такой, какой она является.
Спектакль по праву можно назвать социальным, открывающим зрителям таких людей, как Кристофер. Мы в обычной жизни редко соприкасаемся с такими людьми, а иногда и не хотим намеренно этого делать, мы не представляем себе, что они могут быть иногда намного умнее нас, что они бывают талантливыми, интересными. Очень важен финальный монолог Кристофера. За время спектакля с ним произошли большие перемены, его желание - смочь жить в нашем мире без посторонней помощи. В такой постановке вопроса обнаруживается взрослый человек, который хочет развиваться. Это огромный шаг для Кристофера.
Для России в особенности это актуально: сможет ли окружающий мир принять аутиста за человека? Найдется ли место такому человеку в нашем мире и хватит ли у него на это сил? Сможет ли он учиться с другими людьми уже на общих правах без “скидок”? Тема адаптации людей с ограниченными возможностями в традиционном обществе очень актуальна в современной России. В СССР проблему инвалидов долгое время прятали. Клайв Льюис в своей "Космической трилогии" говорит о том, что отсутствие разнообразия человеческих типов ведет к оглуплению большинства, их нравственной слепоте и глухоте, это происходит, когда люди не видят тех, на кого они не похожи и не слышат их точки зрения. В нашем мире необходимо видеть особенных людей – таких, как Кристофер.
Многие из нас совсем еще не научились жить рядом с непростыми людьми, они для "нормальных людей" помеха. Спектакль приоткрывает завесу мира неизвестного, заставляет испытывать непростые эмоции; через спектакли и фильмы на подобные темы начинаешь понимать: особенные люди необходимы нам не меньше, чем мы им.

Зрителями спектакль воспринимается хорошо. Этому способствует его связь с реальной жизнью. Нельзя не отметить, что в оформлении спектакля использовались работы аутиста, подопечного фонда “Наивно? Очень!” Романа Горшенина, а один из его руководителей - Нелли Уварова - сыграла роль мамы Кристофера. В фойе можно увидеть выставку работ Романа Горшенина, а капельдинеры рассказывают всем желающим о работе фонда.

Ольга КОТРЕЛЕВА
Союз театральных деятелей РФ, Проект START-UP