• Вход
  • Регистрация

Пресса


Скрытая перспектива

За пределами комфорта

Важная и больная тема наших дней была поднята на сцене Театра «Современник». 10 октября московскому зрителю была представлена постановка Евгения Арье «Скрытая перспектива» по пьесе Дональда Маргулиса «Time stands still», посвященная всем погибшим военным журналистам.

Тон спектаклю был задан уже с первой секунды: музыкальное сопровождение, буквы, загорающиеся на сцене до появления актёров … «Один из районов Нью-Йорка. Зима. Ночь», – говорили они, причем время года до самого конца спектакля останется неизменным, несмотря на то, что сценическое действие занимает не один месяц. «Зима» — как клеймо, как символ невозможности теперь для главных героев жить счастливо в реальном мире, за пределами войны.

Джимми (Сергей Юшкевич) — военный журналист, Сара (Чулпан Хаматова) — военный фотокорреспондент.  Джимми буквально на себе втаскивает в квартиру возлюбленную со сломанной ногой и короткими от химиотерапии волосами, совсем недавно вышедшую из комы. Выполняя свой профессиональный долг, Сара подорвалась на мине.  Работа на грани жизни и смерти  не проходит для них без последствий: сон только под ударной дозой алкоголя и снотворных, антидепрессанты, ночные кошмары, муки совести и чувство вины — постоянные спутники молодой пары. Декорации потрясающие: актеров и зрителей отделяет стеклянная стена, которая несколько раз поднимается и опускается в течение всего спектакля. Помимо того ,что это оригинальный инструмент для спецэффектов, это еще и некий смысловой посыл. Стена между нами и героями будто напоминает, что даже самому чуткому зрителю не дано в полной мере понять людей, непосредственно прикасающихся к страданию и смерти. Между нами непреодолимая дистанция. Одно дело – узнавать о войне лишь по фото в сводках новостей , другое — видеть в плотную, самому быть мишенью , слышать крики детей , взрывы и стоны раненых. Лишь когда героям становится душно от нахлынувших воспоминаний, они подходят отдышаться к маленькому окошку в стеклянной стене.

Виртуозно использован прием контрастов . Теплые оттенки в Нью-Йоркской квартирке ночью, с приходом кошмаров , становятся серыми, квартира напоминает железный бункер, а обстановка похожа на военные черно-белые снимки. Огромные перемены в сознании Сары и Джеймса становятся еще ярче благодаря появлению контрастной с ними пары — их коллеги Ричарда (Александр Филиппенко) и его молодой подруги Мэнди (Дарья Белоусова). Два последних персонажа моментами разряжают трагичную обстановку, и драма приобретает юмористический оттенок. Ричард и Мэнди отчасти символизируют нас — простых обывателей. С наивной Мэнди, над которой зритель еще пять минут назад смеялся , захочется согласиться , когда та, плача и смотря на снимок окровавленного ребенка на руках матери, будет спрашивать Сару: «Но как можно было просто стоять и смотреть?». Герои спрашивают самих себя и друг друга : безнравственно ли снимать страдания людей, не помогать им и просто быть наблюдателем? Или это тоже призвание и подвиг — доносить людям правду?

Виртуозно использован прием контрастов . Теплые оттенки в Нью-Йоркской квартирке ночью, с приходом кошмаров , становятся серыми, квартира напоминает железный бункер, а обстановка похожа на военные черно-белые снимки. Огромные перемены в сознании Сары и Джеймса становятся еще ярче благодаря появлению контрастной с ними пары — их коллеги Ричарда (Александр Филиппенко) и его молодой подруги Мэнди (Дарья Белоусова). Два последних персонажа моментами разряжают трагичную обстановку, и драма приобретает юмористический оттенок. Ричард и Мэнди отчасти символизируют нас — простых обывателей. С наивной Мэнди, над которой зритель еще пять минут назад смеялся , захочется согласиться , когда та, плача и смотря на снимок окровавленного ребенка на руках матери, будет спрашивать Сару: «Но как можно было просто стоять и смотреть?». Герои спрашивают самих себя и друг друга : безнравственно ли снимать страдания людей, не помогать им и просто быть наблюдателем? Или это тоже призвание и подвиг — доносить людям правду?

Дарья ЩЕМЕЛИНИНА
Арт-журнал ОКОЛО, 19 октября 2014 года