• Вход
  • Регистрация

Пресса


НЕФОРМАТ

«Неформат» – новый старый проект театра «Современник»

Неформальный подход

Формально проект «Неформат» приурочен к нынешнему юбилею театра «Современник», и сыграли его пока что три раза, преимущественно для своих, хотя публика «по билетам» в зале тоже была. Но в афише «Неформат» был обозначен как «клубный вечер» театра. В июньской афише пока что это название отсутствует, хотя в самом театре говорят, что попадание его в текущий репертуар вполне возможно.

Самое время вспомнить, что среди больших «взрослых» театров «Современник» первым запустил программу по привлечению молодых режиссеров, итоги того сотрудничества назвали «Опыты», и тогда, в 2009 году, еще до окончания ими ГИТИСа, на Другой сцене «Современника» вышли спектакли учеников Сергея Женовача и Олега Кудряшова: Кирилла Вытоптова, Екатерины Половцевой, Егора Перегудова. Короткие эскизы, вошедшие в итоговую серию показов, стали началом долгосрочного сотрудничества. Половцева поставила с тех пор «Постороннего», «Золушку» и «Осеннюю сонату», Вытоптов – «Сережу», «ГенАцид. Деревенский анекдот» и «Декамерон», Перегудов – «Горячее сердце», «Время женщин» и «Загадочное ночное убийство собаки». В таких случаях можно уже, наверное, сказать: нашли друг друга. В смысле – театр и режиссеры.

Жаль, правда, что сами результаты тех «Опытов» так и остались приятным воспоминанием об одном или двух в некоторых случаях замечательных показах, которые вполне можно было играть, и с успехом, – например, «Неожиданный случай» Островского, выбранный для своего дебюта на современниковской сцене Екатериной Половцевой.

«Неформат» – это своего рода альманах возможных репертуарных предложений, собрание анонсов, где на равных, под одной обложкой – и отрывок из пьесы Червинского «Счастье мое», и сцена из как будто отжившей свой век пьесы Погодина «Кремлевские куранты». И – монолог Нины Заречной в исполнении Виктории Романенко, венчающий полуторачасовой сборник.

Уровень проработки – разный, как и, конечно, успех – кому-то хлопают больше, кому-то меньше, а в зрительских реакциях, как всегда в таких случаях бывает, слышны голоса и смех своих. Что не умаляет значения произошедшего.

Самостоятельные актерские работы, как и качественные капустники, – свидетельство живости театрального организма, в мертвой и душной атмосфере, когда заедает рутина, никто ничего от себя предлагать не станет. И свои, кстати, в таких случаях точно не станут собираться в зале, чтобы поддержать коллег.

«Самостоятельные работы, и не только» – это подзаголовок «Неформата», автор идеи – Сергей Гармаш, еще одна интересная строчка в программке: «Товарищеская помощь в работе над отрывками – Сергей Гармаш, Владислав Ветров, Олег Плаксин». В остальном – все по-взрослому: видеопроекции, создающие стильные отбивки между сценами из разных пьес, в разных жанрах, с разным эмоциональным зарядом (и разрядом).

Еще один важный в таких случаях «индекс» – участие в подобного рода проектах мастеров, которые одним своим появлением, выходом, конечно, резко поднимают статус молодежных игр, которые в иных случаях могут восприниматься как шлейф все еще не растраченного студенческого энтузиазма. В «Неформате», скажем, в сцене из «Села Степанчикова…» по Достоевскому заняты и Ветров (он за Фому Фомича), и Дарья Белоусова, и Шамиль Хаматов. Повесть Достоевского – всегдашний повод для бенефисного выхода, а тут на Другой сцене «Современника» выбранный отрывок – разговора Фомы Фомича с Ростаневым (Шамиль Хаматов) и дворовым мальчиком Фалалеем превращается в почти эстрадный номер, имея в виду, что роль мальчика поручена Дарье Белоусовой и ее молчаливое присутствие – в роли забитого, бессловесного персонажа, все реакции которого выражают одни глаза, испуганный, со всем и всеми соглашающийся взгляд, – все это вызывает почти нескончаемый смех в зале.

Две другие удачи «Неформата» – «Кремлевские куранты» и «Чайка». Вроде бы – казалось бы! – годящийся сегодня лишь для пародии выход Ленина к рабочим из погодинской пьесы тут обнаруживает вполне жизнеспособные качества. Рашид Незаметдинов в роли вождя умело балансирует между пародией, которой часто – глядя сегодняшними глазами – смотрятся и вполне канонические исполнения этой роли Щукиным и Штраухом, и серьезом, мрачные тени этакими секундными сполохами вдруг вспыхивают и гаснут, как искры, в словах и глазах Ильича. Новые слова не нужны, хватает и старых, чтобы фигура приобрела вполне сегодняшнее наше представление о фигуре Ленина. Пространства между строк, оказывается, вполне хватает.

Итожит череду сцен монолог Нины Заречной в исполнении Виктории Романенко, тот самый монолог, за которым следует самоубийство Треплева. То, как читает его и играет свою роль актриса, показывает, что самоубийств тут могло быть больше, не одно, а два. Трагический темперамент, только что обнаруженный в премьере «Скажите, люди, куда идет этот поезд?», тут – рвется наружу, без наигрыша, с настоящей современниковской правдой. Одна дождинка, поется в песне, еще не дождь, так и один монолог – еще не основание для того, чтобы ставить всю «Чайку», но тут подумалось, что ради этой истории, этого монолога (в частности) очень хотелось бы, чтобы «Неформат» сыграли еще не раз.

Григорий ЗАСЛАВСКИЙ
«Независимая газета», 23.05.2016


Метки: Неформат