• Вход
  • Регистрация

Пресса


Крутой маршрут

"Крутой Маршрут" пролег через Питер

Московский "Современник" напомнил петербуржцам об ужасах репрессий

Трудно найти театр, который в наши дни смог бы вывезти на гастроли столь густо-населенный спектакль, как "Крутой маршрут". Обилие действующих лиц просто поражает. В спектакле заняты Марина Неелова, Лия Ахеджакова, Марина Александрова и другие звезды театра. "Крутой маршрут" вообще очень редко вывозится за пределы Москвы, исключение - хорошо проспонсированные зарубежные гастроли. Так что Петербургу, можно сказать, повезло.
Но главное даже не это. Удивительно, как за годы (премьера состоялась 15 февраля 1989 года) спектакль не изменило время. Точнее, время не изменило спектаклю. Жива память. Живы опасения. Жив страх, хоть он и постепенно уходит.
Книга-автобиография Евгении Гинзбург "Крутой маршрут" повествует о жестоких моментах истории нашей страны - о сталинских репрессиях. Женщины сидят в тюрьме и, перестукиваясь с теми, кто за стеной, узнают о новых арестах. На кого-то просто написали донос, кого-то забрали прямо с празднования именин, обвинив в том, что человек не сообщил о "политических разговорах", которые то ли были, то ли нет. Жену бывшего начальника, гордую и своевольную некогда Зину (Лия Ахеджакова), бьют и бреют наголо, доводя до сумасшествия. Арестованных вызывают на допросы, и конвойные вытирают о них ноги. По ночам за стенами орут под пытками близкие. Каждой предлагают подписать доносы на кого-то. Кто-то отказывается, продлевая свои муки, кто-то соглашается, но от этого ничего не меняется. Длинная цепь арестов завершится, только когда станет ясно, что арестовать и расстрелять всех невозможно. И если выходит, что все изменили кому-то, то, скорее всего, на самом деле это кто-то изменил всем.
Но до "рассвета" во мраке "Крутого маршрута" еще очень далеко. Женщины радуются переводу на каторгу и тому, что "большим начальником" теперь стал другой человек. Они славят пока не знакомого им, но обязательно хорошего - так хочется верить! - Лаврентия Берию. Но зритель-то знает, что стоит за этим именем. Знает, что впереди время еще тяжелее. И что впереди война.
В постановке Галины Волчек каждая мизансцена удивительно выстроена композиционно. Четко определены место и поза девушек, усевшихся полукругом на нарах. Стол, за которым ведутся допросы, мягко очерчен желтым светом лампы. Неподвижная фигура надзирателя наверху лестницы создает постоянное неуютное ощущение чьего-то присутствия. Решетка огромной клетки, запершей главную героиню - Евгению Семеновну (Марина Неелова), простирается высоко вверх, а на заднике крестом ложится тень женщины, прижавшейся к прутьям решетки...
При том что некоторые зрители сегодня полагают, что спектакль достаточно мягко отразил страдания людей той эпохи, многие в зале плачут, отходя от шока. Но эта встряска нужна. Хотя бы для того, чтобы вспомнить историю и осознать, как стоит ценить жизнь, которая есть у нас сейчас.

Алина ЦИОПА
«Невское время», 6 марта 2007 года