• Вход
  • Регистрация

Пресса


Горячее сердце

«Современник» между небом и тюрьмой

Герои спектакля «Горячее сердце» ломают стереотипы и пробивают стены лбом


В театре «Современник» состоялась премьера спектакля «Горячее сердце» в постановке Егора Перегудова.

Ученик Сергея Женовача, несколько лет назад дебютировавший на малой сцене «Современника» со спектаклем «Время женщин», впервые выпустил спектакль большой формы в качестве штатного режиссера театра.

Знаменитая пьеса Островского «Горячее сердце» в трактовке Перегудова превратилась в трагикомическую постмодернистскую притчу. В самобытной режиссерской музыке спектакля узнаются нотки мейерхольдовского «Леса» и гигантомания Николая Акимова. Тем не менее, эта работа дает повод говорить, что у молодого режиссера появился свой узнаваемый и ни на кого не похожий стиль.

Постановка «Горячего сердца» выполнена в жанре «поэтической комедии». Купцы Островского — душегубы, пьяницы и самодуры — живут в вымышленной стране, с одной стороны напоминающей пейзаж из фильма Георгия Данелии «Кин-дза-дза», с другой — компьютерную игру «Сибирия» (квест с героиней, путешествующей по развалинам бывшей сверхдержавы).

Основное место действия — двор купца Курослепова — представляет собой ряд кирпичных бараков с громыхающими жестяными крышами. Во втором действии на сцену «выплывает» высоченная смотровая вышка, и обстановка города Калинова все больше напоминает колонию строгого режима.

Тюрьма эта несимпатична, и каждый обитатель мечтает вырваться на свободу, будь то пылкая героиня Светланы Ивановой Параша или мерзопакостный богач Хлынов в исполнении Артура Смольянинова, маневрирующий между бараками на огромной ржавой подводной лодке.

Мир «Горячего сердца» нарочито декоративен. История молодых людей, споткнувшихся о жестокие законы взрослой жизни, — это всего лишь спектакль в спектакле. Художник Владимир Арефьев достроил зрительный зал рядами кресел, куда, отыграв свою сцену, спускаются исполнители. А начинается всё с шокирующего трюка. Когда распахивается занавес, перед зрителями во всю высоту сцены красуется кирпичная стена. Эту самую стену в прологе головой прошибает любитель театра Хватский (Владислав Федченко), так что бутафорские кирпичи с грохотом сыплются на пол.

Шутливо ломая четвертую стену, сближаясь со зрителем, режиссер сразу задает правила игры. В его «Горячем сердце» страшное идет об руку со смешным, безобразное — с прекрасным.

Вкусно и с размахом играют свои роли Владислав Ветров (градоначальник взяточник Градобоев) и Артур Смольянинов (богатый подрядчик Хлынов). Излишне не педалируют  узнаваемость и актуальность пьесы, потому что за актеров это делает текст Островского. Скажем, в истории про девок, которых богач впряг летом в сани и заставил катать его по полю, угадываются разом все байки из жизни современных олигархов. Следствие по делу о краже, когда в тюрьму садится невиновный, а за расследование с потерпевшего требуют деньги, — история, будто взятая из утренней газеты.

Тем не менее, притча Перегудова не претендует на социально-политическую трактовку. Активные участники интриги в то же время, как завороженные, тщетно пытаясь постичь стихийный и алогичный окружающий мир, вглядываются в звездное небо на заднике сцены. 

При такой трактовке страдающий алкоголизмом купец Курослепов (блестяще сыгранный Василием Мищенко), обманутый муж и недотепа, неожиданно становится толкователем загадок этого мира. Изредка приходя в сознание, он дивится не только часам, пробившим 27 часов, но нравственному закону внутри себя и звездному небу над головой. Курослепов, единственный, предчувствует падение неба, и звездная твердь действительно в финале с грохотом обрушивается.   

Алла ШЕВЕЛЕВА
«Известия», 30 апреля 2013 года