• Вход
  • Регистрация

Пресса


Горячее сердце

«Современник» любит погорячее

«Современник» представляет премьеру по пьесе Островского — драматурга не самого популярного на этих подмостках.

К ногам зрителей первого ряда летят кирпичи и гигантские бревна. Пришедших на премьеру Егора Перегудова норовят то водой облить, то зашибить битой для игры в городки.

Когда-то «Горячее сердце» наделало много шума. Чтобы сыграть пьесу на сцене Малого в 1869 году, в афишу пришлось вписать: «Действие происходит лет 30 назад». Сегодняшняя премьера, хотя и сохранила отчасти обличительную силу, но ракурс поменяла. Темное царство, освещенное бутафорскими звездами, превращено в веселый балаган. Грешный — с воровством, изменами, пьянством и самодурством. Но все происходящее в собирательном городе Калинове настолько глупо, что едкая сатира Островского звучит на мотив легкой шутки. К тому же используется прием «театр в театре», а это и вовсе лишает пьесу какой-либо филиппической серьезности.


Упразднив некоторых второстепенных персонажей, Егор Перегудов выводит на подмостки упоминаемого у Островского вскользь Хватского (Владислав Федченко), «барина, помешанного от театру». Это на его домашней сцене разыгрывается нелепый фарс. А в качестве приглашения на последний спектакль разорившийся любитель прекрасного преподносит трюк: головой пробивает основательную четвертую стену во всю высоту портала, возведенную из кирпича художником Владимиром Арефьевым. Игра начинается!

В доме купца Курослепова (Василий Мищенко) произошла кража, пропали две тысячи рублей. Преступники пускают следствие по ложному следу. Правосудие в лице пьющего городничего (Владислав Ветров) само обманываться радо. В тюрьму попадает безвинный Вася (Иван Стебунов), возлюбленный дочери Курослепова (Светлана Иванова). Парня выкупает местный «олигарх», беспутный подрядчик Хлынов (Артур Смольянинов). Теперь Вася вынужден стучать в бубен и запевать песни — неусыпно радеть о хорошем настроении «спасителя». В общем — целая галерея «отжившего класса» и вечных пороков.

Традиционно единственным положительным персонажем в пьесе считалась дочка Курослепова. В спектакле Егора Перегудова этот «луч света» — барышня капризная, взбалмошная и чересчур мечтательная. То рвется поджечь отчий дом, то в солдатки уйти... Зато в горячности этой особе точно не отказать. Но оглядитесь вокруг — весь Калинов населяют натуры не менее страстные. Чего стоит тоска гулящего Хлынова: и девок-то он в сани запрягает, и в разбойника играет. А мистически настроенного Курослепова и вовсе охватила горячка — все ему чудится светопреставление, мол, того и гляди небо упадет. Оно и в самом деле рушится на глазах у изумленного зрителя, вместе с задником.


Сценография, то и дело преподносящая новые сюрпризы, — отдельная прелесть. Все декорации поражают циклопическими масштабами и при этом подвижны. Сразу видно — в Калинове живут от запоя к запою, зато с каким размахом!

Горячих сердец на этой сцене обитает такое множество — того и гляди потянет паленым. За пожароопасной обстановкой следит вечно пьяный укротитель огня в каске и с усами (Кирилл Мажаров). Обаятельными пылкими самодурами остается только любоваться, тем более что сыграны они более чем зажигательно.

Анна ЧУЖКОВА
«Культура», 16 мая 2013 года