• Вход
  • Регистрация

Пресса


Декамерон

«Современник» откроет сезон пороками

Первую премьеру сезона театр представит сегодня на Яузе

Медведь, почти настоящий, ангел, да не один, парочка королей, дочь султана и даже эмбрион. Сто пикантных, пряных, смешных и мудрых историй о людских пороках семь веков назад поведал миру итальянец Джованни Боккаччо. Эта книга известна под названием «Декамерон». «Современник» даст премьеру с таким же названием уже в воскресение. Страсть, любовь и пороки представит молодая и горячая труппа театра.

На Яузе — дым коромыслом, который бывает накануне премьеры. Последние репетиции, штрихи в декорации, швы на костюмах, замечания Кирилла Вытоптова, одного из талантливых режиссеров нового поколения. Времени не хватает катастрофически. Пока постановщик разбирается с актерами и цехами, напомню историю произведения Боккаччо, вдохновившего молодую поросль «Современника».

Свой «Декамерон» Боккаччо писал в XIV веке в Неаполе и во Флоренции. События происходят во время эпидемии чумы 1348 года. Группа из трех благородных юношей и семи дам уезжают из охваченной заразой Флоренции на загородную виллу в двух милях от города, чтобы там спастись от болезни. Там они проводят свое время, рассказывая друг другу занимательные истории. Многие из них — не оригинальные сочинения Боккаччо, а переработанные им фольклорные, легендарные и классические мотивы — к примеру, из «Метаморфоз» Апулея, а также религиозно-нравоучительные «примеры» из проповедей служителей церкви.

Книга сначала не получила поддержки у тех читателей, на которых была рассчитана. Средневековые купцы выискивали в ней только сальности, а зарождающаяся в Италии интеллигенция осталась равнодушной, твердо убежденная в том, что языком новой культуры должна стать классическая латынь, возрождаемая Петраркой. Со временем «Декамерон» получил широкое распространение и стал весьма знаменит, а его автор обрел известность в Европе.

Не удивительно, что «Декамерон» вдохновлял художников — от франко-фламандской миниатюры XV–XVI вв. до более поздних мастеров: от Луки Синьорелли до Марка Шагала. Не прошел мимо Боккаччо и мировой кинематограф — первая экранизация датирована 1953 годом («Ночи Декамерона»). Пазолини создал в 1970 году вольную экранизацию. Существуют также британский, украинский и российский варианты «Декамерона». Последний сделан на телевидении четыре года назад.

У Боккаччо сто новелл, постановщики его на всю сотню никогда не замахивались. Даже Пазолини экранизировал только семь. Кирилл Вытоптов вместе с художницей Наной Абдрашитовой сделали восемь — по их мнению, самых ярких, интересных.

— Мы попытались передать взгляд современного пресыщенного зрителя на наивные истории, — говорит Нана. — Насколько мы бесчувственным полем можем воспринимать чувственность Средневековья.

— А вы считаете современного зрителя пресыщенным?

— Я имею в виду, что у него слишком много визуальной информации и, естественно, возникает пресыщение в восприятии. Уходит эмоция и что-то настоящее. Сейчас в театре вообще есть ощущение подмены, когда фасад считает себя главным. Но это же не так.

В общем, своим «Декамероном» «Современник» бросает вызов стерильным модным постановкам. Кто выйдет победителем — ответит зритель, который в выходные придет на Яузу, чтобы оценить, как будет трансформироваться пространство из средневекового в современное. Как чувственные девы прикрываются шифонами и шелками.

«Женщины от стыда и страха затаивают любовный пламень в нежной груди своей, а кто через это прошел и на себе испытал, те могут подтвердить, что огонь внутренний сильнее наружного, — пишет Боккаччо. — …Что же касается влюбленных мужчин, то они не столь хрупки: с ними этого, как известно, не бывает».

И вот начинаются истории. Например, «Алатиэль» — о том, как французский король просватал дочь султана. Ее отправили во Францию на корабле, а по дороге... Или история про то, как монах, влюбленный в одну прихожанку, все сделал для того, чтобы убедить ее в мысли — каждую ночь во сне к ней является ангел. Семнадцать молодых артистов рассказывают не про то, что случилось несколько веков назад, а про себя. А значит, про нас сегодняшних.

На сцене музыка, яркий свет. Никита Ефремов примеряет телогрейку, хотя минут двадцать назад расхаживал в роскошных одеждах. Пространство стилизовано под архитектуру эпохи итальянского Возрождения, но с ним происходят неожиданные трансформации. Вот стена, которая кажется монолитной, вдруг трескается, и в какой-то момент перед нами релакс-зона, а может быть, пространство у бассейна в дорогом отеле, а может, и элитный спа-салон. На сцене шезлонги, душевые — там девы отмываются после грязевых аппликаций.

Кстати, исторический факт: церковь не приняла «Декамерон» Боккаччо по причине большого количества в новеллах эротических и антиклерикальных моментов. Резко осудила как произведение безнравственное и наносящее ущерб ее авторитету и даже настаивала на отречении автора от своего детища. Боккаччо страдал, и только Петрарка удержал его от сожжения «Декамерона». В 1559 году книга была включена в Индекс запрещенных книг, распространялась с крупными цензурными купюрами. В старости Боккаччо, как это ни прискорбно, продолжал стесняться своего сочинения.

Хочется верить, что интерпретаторам Боккаччо в «Современнике» не придется стесняться своего творения.

Марина РАЙКИНА
"Московский комсомолец" №26933 от 9 октября 2015


Метки: Декамерон