• Вход
  • Регистрация

Пресса


Анархия

На Чистых прудах – полная анархия

Гарик Сукачев: «Общество потребления тебя употребит»

То, что сейчас творится на Чистых прудах в «Современнике», иначе, чем анархией не назовешь. Нет, с одной стороны, все на месте: Галина Волчек держит руку на пульсе, труппа – в том же составе, да и директор тот же. А с другой – «Анархия» – премьерный спектакль, который последнюю неделю репетирует рок-музыкант Гарик Сукачев и пять артистов. Двое из них – приглашенные. Что такое анархия и является ли она матерью порядка, наблюдал обозреватель «МК».

В ночь на понедельник в театр завезли странные декорации. Громоздкие, но странность в другом: прозрачный пол из пластика, уличный мусор в виде банок из-под пепси, бутылок, окурков и прочей гадости в зависимости от освещения выглядит либо адской помойкой, либо божественной красотой. С десяток экранов, что монтировщики теперь развешивают по сцене, — тоже странны: не экраны, а какие-то пластиковые карты. Художник-декоратор Андрей Шаров, который на несколько лет завязал с театром ради фэшн-бизнеса, кажется, вернулся на подмостки и предложил решение спектакля, исходя из сути пьесы. А пьеса английского драматурга и актера Майка Пэкера, в оригинале называющаяся «Дисфункционалы», уже взорвала лондонский театральный мир, готовится вторая постановка в Вест-Энде. В «Современнике» ее назвали «Анархия» — это слово русской душе все же привычнее.

— Игорь Иванович, а что для тебя анархия как понятие? — спрашиваю Гарика Сукачева. Он только что со своей командой перебрался со студии Горького, где все лето шли репетиции, на Чистые пруды.

— Широкое понятие. Но в двух словах так: анархия то, что сейчас происходит в мире, в том числе и в России. Но никто не понимает, что это абсолютная анархия и что глобализация рождает беспредел.

Пьеса молодого англичанина имеет конкретный сюжет. Преуспевающая корпорация выпускает специальную пластиковую карту и для ее рекламы находит бывших кумиров молодежи — панк-группу «Дисфункционалы». Корпорация хочет купить права на ее песню, которая так и называется — «Люди из пластика». Вот, собственно, и вся коллизия, однако... господа... шоу не будет! Несмотря на заводную и неуемную энергию Игоря Ивановича Сукачева, известного в миру как Гарик, несмотря на агрессию какой-то по ощущениям драной панк-музыки и наличие громких имен участников «Анархии».

Это социальная драма, и она хороша тем, что не имеет двух красок (черное/белое) или тупости ядовито-яркого гламура. «Анархия» придирчиво рассматривает компромисс как явление, на который идет или готов идти человек: будь он панк или топ-менеджер.

А вот и топ-менеджер — тонко-ломко-эффектная Джина — Ольга Дроздова. Это ей поручено вести переговоры с экс-панками.

— Скорее я промоутер. Конечно, акула, но не сука, как ты говоришь. Если она работает в Америке, да еще в Нью-Йорке, то кем ей быть, как не акулой! Джина поначалу у меня вызывала отвращение, а потом я поняла, что она работает как зверь и талант ее — в работе. А эти музыканты разрушили ее жизнь, ее, по сути, выгоняют с работы из-за них. А что такое вылететь в Америке с работы, представляешь?

Если честно, не совсем — в Америке с работы меня еще не выгоняли. Джину жалко, а вот панков... Ну не знаю — такие симпатичные, хоть и слегка опустившиеся мужчины. Панк-команду играют: от «Современника» — Василий Мищенко (блестящий актер, 11 лет не имевший серьезных ролей), Мария Селянская и приглашенные: вольный художник Михаил Ефремов, ленкомовец Дмитрий Певцов.

Их Сукачев выбрал сам, говорит, что Галина Волчек дала ему в этом вопросе полный карт-бланш. Принцип, по которому Игорь Иванович выбирал артистов, он объяснить не смог, но, судя по всему, он оказался законченным перфекционистом, легким путям в искусстве предпочитающим трудности. Ну а как иначе объяснить тот факт, что на роли музыкантов он назначил артистов, по сути, не поющих и не играющих на инструментах? А задачу Сукачев поставил сложную — музыка и исполнение должны в спектакле идти только живьем.

За исключением Певцова (тот все-таки играет на гитаре), по сути, никто инструментов серьезно в руках не держал. Машу Селянскую Сукачев увидел в буфете и, даже не поинтересовавшись, что у актрисы со слухом, решил: она ему нужна.

— Когда я увидел Марусю, для меня все стало ясно. Я увидел, как она говорит, как поворачивает голову, ей не хватало только бас-гитары.

В общем, Селянской вручил бас-гитару, Певцову — тоже гитару, Мищенко посадил за ударные, а Ефремова Михаила Олеговича, прежде никак себя не проявлявшего в качестве вокалиста, сделал фронтменом. Драматических артистов все лето команда Сукачева учила играть и петь и довела-таки до нужной профессиональной кондиции. Сейчас Сукачев говорит, что если его устраивает исполнение, то и публику оно устроит.

Ну что ж, посмотрим, послушаем... «Анархия» — вещь жесткая, но есть в ней один нежный момент — детский. Понятно, что экраны повешены не просто так — значит, будет кино, значит, про прошлую жизнь героев. А вот панков в молодости и зените славы сыграют как раз настоящие дети артистов — Никита Ефремов, Даня Певцов, Соня Разуваева (дочь Селянской). Вот только с Мищенко неудобно получилось — у него ведь дочь, поэтому Васю в молодости сыграет молодой актер Женя Матвеев.

Ухожу из театра с мыслью, что все-таки «Анархия» сделала свое черное дело и кое-что в театре разрушила. Бережно хранимый, раз и навсегда выбранный прекрасным театральным художником Давидом Боровским шрифт для афиш (всегда коричневый по белому фону) теперь заменен на яркие, вырви глаз постеры. Галина Волчек пошла на это сознательно:

— Это для нас спектакль особый, значит, и афиши должны быть особые.

Марина РАЙКИНА
«Московский комсомолец», 25 января 2012 года


Метки: Анархия